Открыть мобильную версию сайта Top

Экономическая среда - 26.11.2018
Латвии 100

«Три сестры» в короне Европы, или первые годы независимости

«Три сестры» в короне Европы, или первые годы независимости

Любые достижения или потери условны, если нет шкалы, с помощью которой их можно оценить. Хотя у каждой из трех балтийских «сестер» — Эстонии, Латвии и Литвы — своя сильная идентичность, по сути, это три очень похожих страны, которые в этом году отмечают свое столетие.

Несмотря на то, что наша история развивалась по-разному, мы можем оценить то, что было общим и что отличалось в те времена, когда все три страны получили, потеряли и снова обрели независимость.

В 1918 году, пользуясь ситуацией, когда большевики в России совершают переворот, а Германия повержена, все страны Балтии провозглашают независимость. В то же время вооруженные столкновения на их территории еще продолжаются. Только в 1920 году страны заключили мирные договоры с СССР. Это открывает дорогу для создания действительно свободных государств. В тот момент в Латвии насчитывалось 1,6 млн, в Литве 2,2 млн, а в Эстонии — 1,1 миллиона жителей. Несмотря на то, что страны Балтии были самым развитым регионом Российской империи, после войны им пришлось преодолевать хозяйственные трудности.

Поскольку большая часть земель принадлежит помещикам, во всех трех странах Балтии проводятся земельные реформы — в Эстонии уже в 1919 году, в Латвии в 1920-м, а в Литве (из-за более длительных военных действий) — только в 1922-м. Это дает возможность многим жителям стать владельцами своих хозяйств и выравнивает социальное неравенство.

Полученная независимость открывает путь к развитию культуры, официальным средством общения становятся национальные языки. Это способствует развитию искусства, музыки и театра. К тому же жители стран Балтии даже на фоне всей Европы сравнительно хорошо образованы. Например, в середине 30-х годов было только 11% жителей Латвии старше 10 лет, которые не умели читать и писать (в 1920 году — 21%), в Эстонии — около 5 %, в Литве — немногим больше трети. В свою очередь в таких странах как Испания и СССР их удельный вес достигает соответственно 43% и 49%. Часть жителей стран Балтии понимает также русский и немецкий языки. Открываются как субсидируемые государством частные школы, так и государственные школы, вводится обязательное образование. Наравне со средними школами создаются техникумы, профессиональные, коммерческие и морские школы. Открываются также школы этнических меньшинств, создается сеть библиотек, в Риге и Каунасе учреждаются университеты, преобразовывается университет в Тарту. В 1935 году в Латвии — самый высокий среди стран Европы удельный вес учащихся университетов (30 на 10 тыс. жителей). Эстония занимает 2-е место (29 на 10 тыс. жителей), а Литва — 10-е место (14 на 10 тыс. жителей). По показателю общего числа студентов в конце 30-х годов Латвийский университет с 6,5 тыс.студентами обосновался на 9-м месте в Европе и на 15-м месте в мире (после шести университетов США).

Среди образованных жителей увеличивается спрос на книги. В середине 30-х годов в Европе крупнейшим издателем является Дания, которая каждый год выпускает в среднем 86 книг на 100 тыс.жителей, за ней следует Латвия с 82 книгами, Эстония находится на 4-м месте (61), Литва — на 9-м (39).

Если оценивать по числу газет и журналов, то Эстония лидирует в Европе с 29 периодическими изданиями на 100 тыс.жителей, Латвия занимает 11-е место (10 изданий на 100 тыс.жит.), Литва — 18-е (8 изданий на 100 тыс.).

Учитывая разный ход истории, этнический состав жителей стран отличается. Самое маленькое многообразие национальностей в Эстонии — в 1935 году эстонцы составляют 88,2% от населения, русские — 8,2%. В Латвии и Литве иностранцев значительно больше. В Латвии удельный вес латышей увеличился с 72,8% в 1920 году до 75,5% в 1935-м, русских — с 7,8% до 10,6%, евреи, немцы и поляки составляют 4,8%, 3,2% и 2,5% соответственно. В Литве удельный вес литовцев составляет 80,6%, на втором месте — евреи (7,2%).

Развивается народное хозяйство, все больше людей предпочитают жить в городах. Хотя под влиянием Первой мировой войны удельный вес городских жителей в Латвии уменьшается с 40% до 24%, в годы независимости урбанизация продолжается. В Латвии в конце 30-х годов самый высокий удельный вес городских жителей среди стран Балтии — в городах живет 35% жителей, в свою очередь в Эстонии — 33%, а в Литве — всего 23%. В это время в среднем в Европе в городах проживает около 50% жителей, а в СССР — около 30%.

Рига — крупнейший город стран Балтии. Стремительная индустриализация на протяжении двух десятилетий до Первой мировой войны способствует стремительному росту числа жителей в Риге — с 282 тыс. в 1897 году до 520 тыс. в 1914-м.

В Риге в эти годы проживает 14,6% и 20,4% жителей Латвии соответственно. Во время Первой мировой войны из Риги со всей промышленностью были эвакуированы рабочие и специалисты с семьями, часть жителей стали беженцами или погибли. В 1920 году в Риге живет чуть больше трети жителей страны (185 тыс.). В это время в крупнейшем городе Литвы — Каунасе — насчитывается 92 тыс. жителей, а в Таллине —  122 тысячи. Несмотря на то, что Рига уже считается крупным городом, до 1935 года население города увеличивается более чем в два раза, достигая 385 тысяч человек. Особый прирост наблюдается в период с 1920-го до 1925 год, когда возвращаются военнопленные, беженцы и другие из числа тех, кого прогнала война. До 1935 года в Каунасе число жителей выросло всего на 13 тыс., достигнув 105 тыс., а в Таллине — с 122 до 138 тысяч. В Риге удельный вес латышей увеличился с 55% в 1925 году до 63% в 1935-м, евреи составляли 11%, немцы 10%, а русские — 7% жителей.

В целом страны Балтии сравнительно редко населены. В 1939 году в Латвии на один квадратный километр проживает в среднем 30, в Литве — 49, а в Эстонии — 24 человека. Хотя среди стран Балтии наиболее плотно населена Литва, все три страны в несколько раз отстают от более развитых стран, например, Великобритании (195) и Нидерландов (250). В 1935 году 26,6% территории Латвии покрывают леса, в Эстонии их 20,7%, в Литве — 18,9%.

В странах Балтии высок удельный вес экономически активных жителей. Этому способствует земельная реформа, в результате которой большая часть жителей становится фермерами. В середине 30-х годов удельный вес экономически активных жителей в странах Балтии находится в пределах 60–65%, в свою очередь в таких странах как Франция и Швеция он составляет приблизительно 53%, в Германии и Великобритании — около 50%.

После Первой мировой войны страны Балтии выделяются высоким удельным весом женщин в обществе. В Латвии в 1920 году 54,8% от населения составляют женщины (в 1935 году — 53,2%), в Эстонии этот показатель держится на уровне 53%, а в Литве уменьшается с 52,3% до 51,9%. До Второй мировой войны Литва —единственная страна в Европе, где количество занятых женщин превышает число работающих мужчин.

Во всех трех странах большинство жителей занято в сельском хозяйстве. После Первой мировой войны в Латвии в сельском хозяйстве занято около 80% работающих. До конца 30-х годов, по мере развития других отраслей, во всех странах Балтии удельный вес занятых в сельском хозяйстве уменьшается, но оно по-прежнему доминирует. В Литве в сфере занятости самую большую роль играет сельское хозяйство. Например, в 1939 году в Литве 77% от всех занятых работают в сельском хозяйстве, в свою очередь в Латвии — 67%, а в Эстонии — 60%.

Фокус на сельское хозяйство и образование в результате земельной реформы многих сравнительно небольших хозяйств влияют на питание жителей. В пересчете на одного жителя во второй половине 30-х годов латыш в среднем в год потреблял больше всего в Европе мяса (85 кг) и молочных продуктов (566 литров), в мировом масштабе отставая только от Новой Зеландии и Австралии. В Великобритании это были соответственно 64 кг и 403 литра, в Дании — 57 кг и 417 литров.

Несмотря на то, что сельское хозяйство – это главная отрасль народного хозяйства, работа в промышленности оплачивается лучше.

В Латвии в 30-х годах квалифицированные рабочие, занятые в промышленности, получают примерно на четверть больше, чем в Литве, и в два раза больше, чем в Эстонии. Хотя зарплаты работающих в промышленности в других странах Европы выше, все-таки, с учетом уровня цен, реальная зарплата квалифицированных рабочих в Латвии существенно превышает, например, доходы рабочих в Германии, где жизнь в среднем в два раза дороже, в Бельгии — на 19%, а во Франции — на 60%. В свою очередь в Эстонии жизнь почти на 40% дешевле, чем в Латвии. Занятые в сельском хозяйстве получают в 2–3 раза меньше, чем квалифицированные промышленные рабочие. Однако учитывая, что занятые в сельском хозяйстве около 60% зарплаты получают хлебом, а также то, что отличаются расходы на жизнь в селе и в городе, оплата труда занятых в сельском хозяйстве приравнивается к зарплате неквалифицированных рабочих в городах.

В странах Балтии главными экспортными товарами становятся масло и лесоматериалы. В связи с развитием сельского хозяйства в 20-х годах особенно растет производство молока и масла. В 1929 году масло составляет около 20% от общего экспорта. Эстония в это время экспортирует по объему примерно на 40% меньше масла, однако в плане экспортной стоимости у эстонцев оно составляет почти треть от общего экспорта, у литовцев — около пятой части. В Латвии экспорт масла опережает только экспорт древесины и изделий из нее. Товары лесной промышленности у соседей составляют около 20% от общего экспорта, а в Латвии — около трети. Больше всего товаров в страны Балтии импортируют Великобритания и Германия.

Хотя после Первой мировой войны большинство промышленных предприятий приходится восстанавливать заново, определенную роль играет и инфраструктура, созданная во времена Российской империи. Необходимость перерабатывать сельскохозяйственную продукцию способствует развитию пищевой промышленности, в свою очередь доступность местных ресурсов и спрос послевоенных лет в Европе позволяет расти лесной промышленности. В Латвии и Эстонии важные индустриальные отрасли — текстильная промышленность и машиностроение.

В 1934 году все промышленные предприятия Латвии минимум с 20 рабочими в целом производят продукцию стоимостью 373 млн. латов.

Если перевести валюту соседей в латы, то в Литве этот показатель составляет 87 млн латов, а в Эстонии – 90 млн латов. Таким образом стоимость промышленной продукции в Латвии на одного жителя (192 лата) более чем в два раза превышает объемы Литвы (43 лата) и Эстонии (80 латов). Располагающиеся недалеко Северные страны — Швеция (659 лата), Норвегия (426 лата) и Финляндия (243 лата) — нас опережают. Самая высокая стоимость промышленной продукции на одного жителя зафиксирована в Дании (1830 латов) и Великобритании (1777 латов). С 1920 года до 1937 года в Латвии число работающих в промышленности более чем утроилось (с 61 тыс. до 205 тыс.). В Латвии и Эстонии в промышленности занято около 15% работающих, в свою очередь в Литве — лишь неполные 5%. Хотя по стоимости продукции Латвия впереди, обе соседние страны в годы независимости пережили существенный рост промышленной продукции. В период между двумя мировыми войнами в Эстонии она выросла на 30%, а в Литве — более чем в 2,5 раза. Латвия, если учесть достигнутые до Первой мировой войны объемы, уровня 1913 года так и не достигла.

По международным стандартам, по показателю национального дохода на душу населения с 20-х до середины 30-х годов Латвия с $221 была на первом месте среди стран Балтии, за ней следовала Эстония с $214, в свою очередь Литва, будучи еще более выраженно сельскохозяйственной страной, существенно отставала, достигая лишь $140.

В это время в Германии данный показатель составляет $320, в Швеции — $366, во Франции — $369 и в Великобритании — $502. В целом Латвия и Литва расположились на 12-м и 13-м месте в Европе, в свою очередь Литва — на 20-й строчке. Уровень благосостояния в эти годы характеризуется числом пользователей телекоммуникаций и автомобилей. В Латвии телефон прижился быстрее всего — один телефонный аппарат на 29 жителей, в Эстонии – один на 44, а в Литве значительно меньше — в среднем один телефонный аппарат на 123 человека. В то же время в Латвии в среднем 59 радиоаппаратов на 1000 жителей, в Эстонии — 44, а в Литве — 21. Больше всего радиоприемников у жителей Дании (198 на 1 тыс. жителей), за ней следует Великобритания (184) и Швеция (175). В целом Латвия расположилась на 15-м месте в Европе, Эстония — на 17-м, а Литва — на 20-м. В свою очередь в Эстонии больше автомобилей — один на 226 жителей; в Латвии — один на 298 человек, а в Литве — одна машина на 763 жителя. Как видно, Литва существенно отстает, а на лидирующих позициях Латвия по ряду показателей меняется с Эстонией.

В связи с улучшением уровня благосостояния жителей демографическая ситуация во всех странах Балтии благоприятная.

Сравнивая первые пять лет независимости республик с годами до Второй мировой войны, во всех трех странах сокращается смертность новорожденных и растет прогнозируемая продолжительность жизни: в Латвии продолжительность жизни женщин составляет от 55 до 60 лет, мужчин — от 49 до 53 лет. У соседей схожая ситуация.

В 1935 году в Латвии в возрастной группе 15–59 лет насчитывалось 61% жителей, в Эстонии — 63%, в Литве — 59%. Сравнительно малая часть жителей — старше 60 лет: в Латвии это 14%, в Литве — всего 11%, в Эстонии — 14%. Самый большой рост населения наблюдается в Литве. В 1939 году число жителей Литвы достигает 2,92 млн, это почти половина населения всех стран Балтии. В Латвии проживает 1,95 млн человек, а в Эстонии — 1,1 млн.

Нехватка политического опыта и тенденции в других местах в Европе (Италия, Германия) способствуют движению стран Балтии в направлении авторитарного режима. В Литве переворот происходит уже в 1926 году. Мировой хозяйственный кризис в начале 30-х годов в Эстонии и Латвии способствует приходу к власти авторитарного режима. В 1934 году в Латвии начались «времена Улманиса». В период этого режима экономическая активность стран в различных отраслях, особенно в промышленности и торговле, возрастает. Хотя народное хозяйство растет и культура развивается, страны Балтии на пятьдесят лет теряют свою идентичность. 

В советские времена в странах Балтии наблюдается экономическая отсталость.

После восстановления независимости все три страны переживают как позитивные, так и негативные изменения. В 90-х годах стремительно рушится экономика и сокращается число жителей, растет миграция в бывшие республики СССР. Наряду с ухудшением экономических условий падает рождаемость и растет смертность. В 21-м веке направление миграции меняется на страны Евросоюза. Хотя показатели рождаемости улучшаются, число жителей продолжает уменьшаться. Этот процесс более выражен в Литве и Латвии. Сегодня больше всего жителей — 2,81 млн  — в Литве, население Латвии — 1,93 млн человек, а в Эстонии — 1,32 миллиона.

Число жителей стабилизируется по мере роста благосостояния, хотя увеличить рождаемость может быть сложно, поскольку и в большинстве развитых стран она низкая. В странах Балтии ВВП на душу населения по паритету покупательской способности существенно ниже, чем в большей части стран Евросоюза. В Латвии этот показатель на треть, а в Литве и Эстонии на неполную четверть ниже. Вступив в ЕС, страны Балтии смогли добиться более стремительных темпов роста народного хозяйства, из-за чего их называют «балтийскими тиграми». Но глобальный кризис и недальновидная экономическая политика подрывает этот рост. В последние годы рост уровня жизни восстановился, но по-прежнему остается актуальным вопрос социального неравенства.

С 90-х годов экономики стран Балтии опередили многие страны. Сейчас в мировом рейтинге МВФ стран по ВВП на душу населения (с учетом местной покупательской способности) Литва с ее 40-м местом (в 1995 году — 70-е) на волосок опережает Эстонию, которая обосновалась на 41-м месте (в 1995 году — 64-е место), Латвия находится на 50-й позиции рейтинга.

Еще в сравнительно недалеком 1995 году мы находились на 81-м месте. В этом плане больше уменьшились различия именно между Литвой и Эстонией. Под влиянием постепенной конвергенции продолжаются также тенденции выравнивания зарплат. В этом году средняя брутто-зарплата в Латвии уже превысила отметку €1000. Самая высокая брутто-зарплата в Эстонии — €1331, а самая низкая — в Литве, €927. Средняя зарплата по ЕС немного превышает €1500, в свою очередь в самых развитых странах она достигает 3–5 тысяч евро. Однако здесь нужно учитывать также разное налоговое бремя и уровень цен. Но самым большим вызовом может быть именно ментальная конвергенция. От того, как быстро изменится мышление и следующие за ним действия, зависит то, вернем ли мы и когда вернем позиции лидеров в Европе. В этом плане более убедительно действует Эстония. Нам нужно брать с нее пример. Перемены, которые в западных странах проходили естественным путем, нам необходимо осуществлять с усиленной энергией.

Никлавc Шевелс
Дайнис Гашпуйтис

Источники:

  • Авита К. История стран Балтии. Zvaigzne ABC. 2000
  • Касекампс А. История стран Балтии. 2010
  • Страны Балтии до второй мировой войны. Центральное статистическое управление ЛР. Рига. 2002.
  • Айзсилниекс А. История сельского хозяйства Латвии 1914 – 1945. Daugava. 1968
  • ЦСУ, базы данных Eurostat и World Bank
  • Baltic countries after two decades of independence. Крамер М. Harvard university 2012
  • Латвия в семье других стран. Фонд обеспечения военной литературы. Армейская типография, Рига. 1939.

Латвии – 100
Экономика Латвии никогда не была статичной – внешние и внутренние факторы оставили уникальное влияние и создали Латвию такой, какой мы ее знаем сегодня. В разделе Инфорума «Латвии – 100» мы рассматриваем столетие четырех основных секторов экономики – промышленность, сельское хозяйство, торговля и население – с момента основания государства до наших дней.

Другие статьи “Латвии – 100”

  • Экономическая среда - 12.11.2018

    Столетие в социально-экономических чертах

    Столетие в социально-экономических чертах

    Социально-экономическая ситуация Латвии на протяжении веков часто менялась. Под влиянием изменений структуры народного хозяйства и технологий эти процессы продолжаются. Самое главное — не пустить их на самотек, а активно формировать их в соответствии с интересами общества.

    Подробнее

  • Экономическая среда - 12.11.2018

    Промышленность: краеугольный камень экономики

    Промышленность: краеугольный камень экономики

    Латвийская промышленность, которая за столетнюю историю государства много раз уничтожалась и снова восстанавливалась, всегда была краеугольным камнем народного хозяйства. Развитие промышленности — не самоцель, но она может быть важным инструментом для достижения более высокого уровня благосостояния.

    Подробнее

  • Экономическая среда - 12.11.2018

    Внешняя торговля — двери в мир и благополучие

    Внешняя торговля — двери в мир и благополучие

    Открытость Латвии для торговли в различные периоды времени была разной. Однако сейчас сильный рост демонстрируют другие сферы услуг, экспорт которых вносит значительный вклад в наше народное хозяйство. В отличие от торговли товарами баланс услуг всегда был позитивным.

    Подробнее

  • Экономическая среда - 12.11.2018

    Латыши уже давно не крестьянский народ

    Латыши уже давно не крестьянский народ

    Представление о латышах как о фермерском народе укоренилось глубоко – на вопрос о самых важных отраслях народного хозяйства Латвии, две трети опрошенных указывают, что это сельское и лесное хозяйство. Но так ли это на самом деле?

    Подробнее


Еще по данной теме

Архив

Контакты

S|E|B

Uzmanību! Jūsu pārlūkprogramma neatbilst SEB mājas lapas prasībām, lūdzu, atjaunojiet to vai izmantojiet citu ierīci lapas aplūkošanai.

Attention! Your web browser does not correspond to the requirements needed to visit SEB website. Please change web browser or device that you use for browsing the site.

Внимание! Ваш браузер не отвечает требованиям, необходимым для посещения сайта SEB. Просим поменять браузер или устройство, при помощи которого вы производите поиск в браузере.